Статьи

Город Кефе в письменных свидетельствах путешественников XVI–XVII вв.

Аннотация

DOI 10.31696/2618-7302-2020-2-209-217
Авторы
Аффилиация: Институт Востоковедения
научный сотрудник
Журнал
Раздел Исторические науки и археология//Литературные свидетельства о Востоке
Страницы 209 - 217
Аннотация В статье рассматривается город Кефе (современная Феодосия) в XVI–XVII вв. В это время Кефе и весь Крымский полуостров находились во власти Османской империи. Кефе был столицей османов в Крыму и местом сосредоточения политических, административных и торговых отношений между Османской империей и другими государствами и народами. Кефе не утратил свое значение в торгово-экономической жизни причерноморского региона и продолжал оставаться одним из крупнейших портов на Черном море. Отмечая особую роль города и его важное значение для империи, османы называли Кефе — Кючук Истанбул, т. е. Малый Стамбул. Статья основана на нарративных письменных источниках, таких, как заметки и свидетельства, оставленные современниками, путешественниками и дипломатами XVI–XVII вв. Мартин Броневский (польский дипломат, историк и путешественник XVI в.), Михалон Литвин (посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, этнограф XVI в.), Эмиддио Дортелли д’Асколи (глава миссионерской доминиканской миссии в Кефе в первой половине XVII в.), Джиовани де Лукка (католический монах доминиканского ордена XVII в.), Эвлия Челеби (известный турецкий путешественник XVII в.), Гийом Левассёр де Боплан (французский военный инженер и картограф XVII в.), Жан Шарден (французский путешественник XVII в.) побывали в Кефе с разными целями и при разных обстоятельствах, но благодаря духу путешествий, живущему в каждом из них, и желанию сохранить и записать увиденное, мы можем попытаться воссоздать город Кефе в XVI–XVII вв. Опираясь на сообщения путешественников, в статье реконструируется общая картина города, складывается впечатление о жизни города в целом и прослеживаются настроения, царившие в нем. Мы можем увидеть городские постройки, культовые и крепостные сооружения, состав многонационального населения и торговые связи города.
Для цитирования: Курникова О. М. Город Кефе в письменных свидетельствах путешественников XVI–XVII вв. Вестник Института востоковедения РАН. 2020. № 2. С. 209–217. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-209-217
Ключевые слова
Получено 11.11.2020
Дата публикации
Скачать DOC Скачать DOCX Скачать JATS
Статья

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-209-217

ГОРОД КЕФЕ В ПИСЬМЕННЫХ СВИДЕТЕЛЬСТВАХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ XVI–XVII ВВ.

© 2020 О. М. Курникова[1]

В статье рассматривается город Кефе (современная Феодосия) в XVI–XVII вв. В это время Кефе и весь Крымский полуостров находились во власти Османской империи. Кефе был столицей османов в Крыму и местом сосредоточения политических, административных и торговых отношений между Османской империей и другими государствами и народами. Кефе не утратил свое значение в торгово-экономической жизни причерноморского региона и продолжал оставаться одним из крупнейших портов на Черном море. Отмечая особую роль города и его важное значение для империи, османы называли Кефе — Кючук Истанбул, т. е. Малый Стамбул. Статья основана на нарративных письменных источниках, таких, как заметки и свидетельства, оставленные современниками, путешественниками и дипломатами XVI–XVII вв. Мартин Броневский (польский дипломат, историк и путешественник XVI в.), Михалон Литвин (посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, этнограф XVI в.), Эмиддио Дортелли д’Асколи (глава миссионерской доминиканской миссии в Кефе в первой половине XVII в.), Джиовани де Лукка (католический монах доминиканского ордена XVII в.), Эвлия Челеби (известный турецкий путешественник XVII в.), Гийом Левассёр де Боплан (французский военный инженер и картограф XVII в.), Жан Шарден (французский путешественник XVII в.) побывали в Кефе с разными целями и при разных обстоятельствах, но благодаря духу путешествий, живущему в каждом из них, и желанию сохранить и записать увиденное, мы можем попытаться воссоздать город Кефе в XVI–XVII вв. Опираясь на сообщения путешественников, в статье реконструируется общая картина города, складывается впечатление о жизни города в целом и прослеживаются настроения, царившие в нем. Мы можем увидеть городские постройки, культовые и крепостные сооружения, состав многонационального населения и торговые связи города.

Ключевые слова: Крым, город Кефе, Османская империя, заметки путешественников, Черное море, торгово-экономические отношения.

Для цитирования: Курникова О. М. Город Кефе в письменных свидетельствах путешественников XVI–XVII вв. Вестник Института востоковедения РАН. 2020. № 2. С. 209–217. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-209-217

THE CITY OF KEFE IN TRAVELERS’ NOTES (XVI–XVII CENTURIES)

Oxana M. Kurnikova

The article looks at the city of Kefe (modern Feodosia) in the 16th–17th centuries, when both itself and the Crimean Peninsula, where it is situated, were part of the Ottoman Empire. In addition to being the capital of the Ottomans in Crimea and the center of political, administrative and commercial relations between the Ottoman Empire and other countries and peoples — so much so that it was dubbed Küçük İstanbul (Little Istanbul) — Kefe was also one of the largest ports on the Black Sea. The article is based on extensive testimony supplied by travelers of the period, such as Martin Bronevskiy (Polish diplomat, historian and traveler of the 16th century), Michalon Litwin (Ambassador of the Grand Duchy of Lithuania to the Crimean Khanate, ethnographer of the 16th century), Emiddio Dortelli d’Ascoli (Head of the Dominican mission in Kefe in the first half of the 17th century), Giovanni de Lucca (Catholic monk of the Dominican order in the 17th century), Evliya Çelebi (Turkish traveler in the 17th century), Guillaume Levasseur de Beauplan (French military engineer and cartographer in the 17th century), Jean Chardin (French traveler of the 17th century). All of them visited Crimea and documented their travels and impressions, allowing the researcher today to reconstruct the urban life of Kefe and see the fortress, mosques and temples, the city’s population, and its trade.

Keywords: Crimea, the city of Kefe, Ottoman Empire, travelers’ notes, Black Sea, trade and economic relations.

For citation: Kurnikova O. M. The City of Kefe in Travelers’ Notes (XVI–XVII Centuries). Vestnik Instituta vostokovedenija RAN. 2020. 2. Pp. 209–217. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-209-217

Город Кефе начал свою историю около двух с половиной тысячелетий назад и носил изначально имя Феодосия, достигал невероятного подъема и расцвета в отдельные периоды своей истории, живет сегодня в ином обличии, но сохранил в себе память о величественном прошлом и вещественные (археологические, архитектурные) следы своего процветания и успеха. Он пропитан исторической преемственностью от народа к народу, от государства к государству, которым посчастливилось завладеть Крымским полуостровом и покорить этот многонациональный, многогранный город.

Заново основанный генуэзцами в XIII в., названный Каффа, город постепенно развивался, и в XIV–XV вв. стал главным торговым и административным центром генуэзских колоний в Северном Причерноморье. «Кафа... была построена генуэзской синьорией, когда последняя обладала берегами Черного моря. 150 лет прошло с тех пор, как они бежали оттуда, судя по надписи на воротах» [де Лукка, 1879, с. 484–485].

Завоеванный османами в 1475 г., город Кефе стал столицей владений турецкого султана в Крыму. Санджак[2], в который вошли юго-западная часть полуострова, Южный берег Крыма, окрестности Кефе, Керченский и Таманский полуострова, все бывшие колонии генуэзцев, теперь являлись османскими владениями. В 1588 г. статус провинции был повышен, и санджак Кефе преобразован в эялет[3] Кефе. Начиная с 1475 г. и вплоть до 1774 г. провинция Кефе находилась под прямым османским правлением. «На этом полуострове (Крымском. — О. К.) лежит семь городов, из которых главный Каффа… Султан посылает пашу в город Каффу, который наблюдает… за происходящим возле стен города» [де Лукка, 1879, с. 475–476]. «Кафа (Caffa) — столичный город Крыма, (в нем. — О. К.) находится турецкий губернатор — наместник Великого господина» [де Боплан, 2004, с. 209]. «Итак, Татария подвластна татарину и турку, которому принадлежит Каффа и почти все побережье до Юзлеве… т. е. бывшие генуэзские владения. Ими управляет паша, пребывающий в Каффе…» [д’Асколи, 1902, с. 113].

Крымское ханство, занимая внутренние степные части Крымского полуострова, было зависимым от османов и являлось их вассалом. «Если бы турки не владели главным городом в этом государстве — Кафой, то Татары не боялись бы войны и без труда освободились бы из-под власти турок и не подчинялись бы их столь суровым требованиям» [де Лукка, 1879, с. 484].

Используя свидетельства современников, путешественников и дипломатов XVI–XVII вв. рассмотрим торговые отношения Кефе, национальный состав населения, городские строения, культовые и крепостные сооружения и некоторые другие аспекты жизни города.

Кефе расположен на юго-востоке Крыма, на границе Крымских гор и степи, недалеко от Южного берега Крыма. «Кафа — большой город, построенный у подошвы холма, на берегу моря. Он тянется узкой и длинной полосой, по направлению с юга к северу» [Шарден, 1902, c. 10]. Стоящий на берегу широкого Феодосийского залива, Кефе был удобным и вместительным портом. Он принимал активное участие в международной торговле между странами Востока и Запада. «Каффский рейд защищен от всех ветров, кроме северного и юго-западного. Суда бросают якорь довольно близко от берега, в 10–12 саженях; дно иловое и хорошо держит якорь. Там производится торговля более обширная, чем в какой-либо другой гавани на Черном море. В те сорок дней, что я там вел, я видел более 400 пришедших и ушедших кораблей, не считая малых судов берегового плавания» [Шарден, 1902, c. 12].

Если внешний облик города после османского завоевания в некоторой степени пострадал (частные, административные, религиозные строения и отдельные крепостные сооружения были частично разорены и разрушены, население отчасти покинуло город), то торговля в Кефе не остановилась, возможно лишь ослабла на некоторое время, но как торговый порт город продолжал активно функционировать., Пробывший в Крыму немногим менее года (1578 г.) как посол польского короля Стефана Батория в Крымском ханстве Мартин Броневский в сочинении «Описание Крыма» сообщает о Кефе XVI в.: «Кафа или Феодосия, один из славнейших городов Таврического полуострова, очень хорошо укрепленный, основан генуэзцами… Видно, что во времена генуэзцев он был очень богат и населен, но когда, лет сто тому назад, турки отняли его у греков, тогда жители его доведены были до такой крайности, что теперь осталась одна тень их существования. Город потерял много своего блеску и величия… дома разрушены; и башни, на которых видны многие генуэзские гербы и латинские надписи, лежат в развалинах… Пристань его (Кефе. — О. К.) хороша и часто посещаема кораблями… его торговля и пристань и теперь еще известны в Тавриде… В Кафу плывут корабли с ближайших и далеких островов греческих; но чаще всего из Константинополя, потому что суда могут приходить оттуда, при попутном ветре, в два дня, или несколько более» [Броневский, 1867, с. 348].

В XVII в. уровень развития торговли в Кефе уже превышал генуэзские значения. Через порт Кефе товары из Османской империи и европейских стран поступали в Крым, а также транзитом переправлялись в близкие к Крыму регионы. Традиционно из Стамбула в Кефе везли ткани, сукно, шелк, красное и белое вино, фрукты, миндаль, изюм, кофе, маслины и разные иные товары. Продукты и изделия крымского местного производства были чрезвычайно востребованы и экспортировались в Османскую империю и другие страны Востока и Запада. Кефе был наводнен купцами и торговцами. «Каффа изобилует мясом, винами, птицей, рыбой, молочными скопами[4] и плодами, а зимой углем и дровами. В город через ворота Татарии ежедневно въезжают 500, 600, 900 и до тысячи телег, а под вечер ни на одной из них не остается ничего для продажи; таким образом, если Татария ад, то Каффа несомненно врата его. Но главный источник богатства Кафы — море, снабжающее ее всеми, какие можно пожелать, Божьими щедротами; поэтому Каффа очень бойкий торговый город, куда съезжаются купцы из Константинополя, Азии и Персии», — отмечал Эмиддио Дортелли д’Асколи — монах, стоящий во главе доминиканской миссионерской миссии в Кефе в 1624–1634 гг. [д’Асколи, 1902, с. 118]. Имея хорошее образование, владея несколькими иностранными языками (греческий, турецкий, армянский), он стремился познавать новое, поэтому много путешествовал по Крыму и Черному морю, оставив после себя сочинение «Описание Черного моря и Татарии».

Французский военный инженер и картограф Гийом Левассёр де Боплан в своем сочинении «Описание Украины», сделанном в середине XVII в., когда он как военный инженер находился на польско-литовской службе, писал: «Город (Кефе. — О. К.) наводнен купцами и ведет активную торговлю как в Константинополе (Constantinople), Трапезунде (Trebisonte), Синопе (Sinope), так и в других городах, наконец, во всех местах, как на Черном море, так и по всему Архипелагу и на море Левант (mer du Levant) и по всему Черному морю» [де Боплан, 2004, с. 209].

Таким образом, город Кефе, переживавший свой расцвет и успех в торгово-экономической жизни края в XIV–XV вв., при османах в XVI в. сохранил за собой важные ключевые позиции в международной торговле, а в XVII в. преумножил их.

Через Кефе ежедневно перемещалось много разнообразных товаров и продуктов. «Я не знаю, есть ли город на береге, где пищевые продукты лучше и дешевле, чем в Каффе. Барашки там превосходного вкуса. Фунт стоит только 4 денье. Мясо других животных, хлеб, овощи, дичь, масло продаются, сравнительно, еще дешевле. Соль имеется в готовом виде. Словом, все необходимое для жизни там почти ничего не стоит…свежую рыбу там можно легко иметь… Наибольшее значение имеет торговля соленой рыбой и икрой… Наиболее[5] значения, после икры и рыбы, имеет в Каффе вывоз зерна, масла и соли, чем этот город снабжает Константинополь и множество других мест. Каффское масло — лучшее в Турции», — писал Жан Шарден, французский путешественник XVII в. [Шарден, 1902, c. 12–13].

В основные категории товаров и продуктов, продаваемые в Кефе и отправляемые в разные страны, входили:

1) зерновые культуры и в первую очередь пшеница;

2) икра и рыба: речная и морская, сушеная и соленая. «Рыба, особенно морона, подобная осетру, ловится… у берегов Каффы, так что для одной Венеции солят ежегодно более 200 бочек этой рыбы...» [д’Асколи, 1902, с. 100]. «Этого продукта (икры. — О. К) хватает не только на все места Татарии и Черного моря, но также на Константинополь и на острова Архипелага. Хиосцы приезжают ее закупать» [д’Асколи, 1902, с. 100];

3) скот и птица;

4) соль;

5) фрукты и овощи;

6) и самый главный и основной товар — рабы.

В XVI–XVIII вв. Кефе считался одним из крупнейших рынков невольников в Европе. Здесь продавалась большая часть людей, попавших в плен, что приносило хороший и стабильный доход в казну города. Обычно рабов из Кефе везли в Стамбул и далее продавали в другие регионы Европы и Азии. Михалон Литвин, посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, в 1550 г. писал: «Делают это (торгуют рабами. — О. К.) и в прочих городах этого полуострова, а особенно в Каффе. И случилось там, что толпы этих несчастных невольников отправлялись с торга прямо на корабли. Ибо этот порт удобнейшим образом граничит с морем, по этому своему ненасытному и преступному местоположению он не город, а поглотитель крови нашей» [Литвин, 1994, с. 73]. «Самые торговые и весьма часто посещаемые города… следующие: Кафа, Кара-су… Кезлов… В этих городах есть всегда рабы для продажи. Турки, Арабы, Евреи, Армяне и Греки покупают их, так как все эти национальности живут в этой стране и платят дань… паше», — писал Джовани де Лукка — монах доминиканской миссионерской миссии в Кефе, сочинивший «Описание перекопских и ногайских татар, черкесов, мингрелов и грузин» [де Лукка, 1879, с. 482].

Кефе — традиционно многонациональный город. Таким он был при генуэзцах, таким остался и при османах. Находясь на пересечении сухопутных и морских торговых путей, он связывал страны Востока и Запада, притягивал к себе купцов, торговцев, ремесленников разных этносов и конфессий, благоволил им и давал возможность безбедного существования. Здесь жили греки, армяне, евреи, генуэзцы, татары и турки. Мартин Броневский о населении Кефе XVI в. сообщал: «В нем живут теперь турки, армяне, евреи, итальянцы и греки» [Броневский, 1867, с. 348]. Путешественники XVII в. приводят аналогичный состав жителей города Кефе: «Город населен турками, греками, армянами и евреями» [д’Асколи, 1902, с. 118]. «Живут Греки, Армяне и Евреи: все платят подати» [де Лукка, 1879, с. 482]. «В городе татар немного, живут в нем преимущественно христиане, держащие в услужении невольников, покупаемых у татар, которые похищают их в Польше или Московии» [де Боплан, 2004, с. 209].

Надо отметить, что в ориентированном в большей степени на торговлю Кефе османы проявляли терпимое отношение к вероисповеданию народов, живущих здесь. Все население города являлось османскими поданными. Им разрешалось оставаться в своей вере, проводить молитвы и обряды, сохранять имеющиеся культовые строения, но не разрешалось возводить новые. В первой половине XVI в. число немусульман, проживающих в Кефе, преобладало над мусульманами [Veinstein, 1980]. Послабление налогов для исповедующих ислам в дальнейшем изменило конфессиональную картину города, мусульманское население прибавлялось, но говорить о глобальных переменах не приходится.

Культовые сооружения Кефе XVI–XVII вв. включали в себя мечети, православные, армянские и католические храмы, синагоги. Преобладание католических храмов времен генуэзцев в Кефе сменилось на господство мечетей при османах. «Римския христианския церкви уничтожены... Только две католические церкви и армянская остались целы; потому что турки издревле оставили им право иметь собственных священников, для отправления богослужения» [Броневский, 1867, с. 348].

Путешественники XVII в. отмечали только одну сохранившуюся католическую церковь Святого Петра в Кефе и сообщают о множестве мечетей.

«В городе — 12 греческих церквей, 32 армянских и одна католическая св. Петра» [де Боплан, 2004, с. 209]. «Турки имеют там до 70-ти мечетей; греки до 15 церквей и митрополита; у армян до 28 церквей и епископ; у евреев — 2 синагоги, по одной на каждую народность. Что касается латинян, то в настоящее время в Каффе нет таковых среди уроженцев города, там проживающих; здесь так долго не было франкского священника, что, если в Каффе раньше и оставались несколько католиков, то они, женившись на гречанках, сами перешли в греческий обряд... Тем не менее… в Каффе сохранилась церковь, во имя св. Петра итальянцев… обширнейшая и великолепнейшая из всех церквей, находящихся в руках христиан, прекрасной каменной работы, вся покрытая сводами. Эта церковь сохранилась по милости и на средства армянского населения… а 10 лет тому назад, когда мы приехали сюда, весьма ласково и предупредительно ввели нас во владение оной. Теперь каждый из нас, в свое время и без препятствия, совершает в ней богослужение. Наша паства состоит из нескольких поляков-невольников, или галерных рабов, когда таковые бывают при паше, а иногда из купцов, венецианцев или хиосцев, приезжающих для закупки белуги, либо икры», — писал монах доминиканского ордена Дортелли д’Асколли [д’Асколи, 1902, с. 118].

Эвлия Челеби, знаменитый турецкий путешественник XVII в., писал: «Есть три храма греческих и армянских неверных… Есть также одна иудейская синагога». [Челеби, 2008, с. 190]. Он насчитывал в Кефе «шестьдесят михрабов единобожников. В десяти из них произносят соборную молитву… Всего сорок минаретов каменной кладки. И бессчетное число низких минаретов…» [Челеби, 1999, с. 181–184]. Челеби писал также о наличии в Кефе пятидесяти квартальных мечетей. Он сообщал некоторые названия мечетей и приблизительное их местоположение. Например, соборная мечеть шахзаде Сулейман-хана, мечеть Муфтия, мечеть Ени, мечеть Гюль-баши, мечеть Таджир Хаджи Наби, мечеть Куле-капу, рядом с воротами башни — мечеть Кёпрю-баши, около Франкской крепости мечеть Ахмеда-аги и другие.

Таким образом, мы видим, что современники отмечают снижение количества католических храмов, говорят об отсутствии католических священнослужителей, при этом упоминая о наличии и функционировании греческих и армянских церквей. Данные, сообщаемые путешественниками, разнятся в количественном отношении, но тем не менее мы видим, что христианские общины в Кефе продолжали существовать.

В XVI–XVII вв. отмечается значительный прирост мечетей. Во времена генуэзцев в Кефе была одна мечеть. Согласно исследованиями современных ученых, за время османского присутствия в Кефе были возведены 39 мечетей, при этом названия мечетей в османских переписях XVI в. (1520, 1542 гг.) и названия, сообщаемые турецким путешественником XVII в. Эвлией Челеби, не совпадают [Balard, Veinstein, 1981; Бочаров, 2016].

Из всех мечетей Кефе в настоящее время сохранилась лишь одна соборная мечеть Муфти-Джами. Ее постройку относят к 1623–1637 гг. Эвлия Челеби описывал ее так: «Затем — мечеть Муфтия. Это тоже крытая свинцом мечеть с выстроенным из камня минаретом…» [Челеби, 2008, с. 181]. С присоединением Крыма к России в 1783 г. здание мечети было передано христианской общине и переоборудовано в армянский храм. Позднее, в советское время, здание было реставрировано как культовый исторический объект, восстановлен минарет, и только с 1998 г. — это снова действующая соборная мечеть.

Турецкий Кефе, спускаясь по склонам горного хребта Тепе-Оба, плавной согнутой линией лежал на берегу Феодосийского залива, обращаясь лицом к Черному морю. Со стороны суши его окружали и защищали два ряда толстых крепостных стен, усиленных рвами. В своем внешнем облике он сохранил генуэзские черты, потому что оборонительные сооружения и городские постройки в большей степени сохранились. Разрушенное частично восстановили, что-то было реконструировано, перестроено, переоборудовано. Возвели новые строения и сооружения для частного, общественного и религиозного пользования.

Османы использовали сохранившиеся крепостные укрепления генуэзцев, усилив их и разместив здесь вооруженные отряды своих войск. «Кафа сильна, окружена крепкими стенами и хорошо снабжена артиллерией с сильным турецким гарнизоном, именно из спагов, янычар и двух видов милиции, которую Султан употребляет в качестве гарнизона в своих крепостях» [де Лукка, 1879, с. 474]. «Эта крепость, всегда готовая начать сражение, место безопасное. Она сложена из… отесанных камней в форме дуги, на берегу Черного моря, на большом заливе, и тянется между западной и южной его сторонами от берега моря до высокой горы под названием Япраклы. … Сторона, выходящая на сушу — это два слоя стен, один за другим… Перед (стеной) находится также ров… С морской стороны стена однослойная. …Так как эта сторона выходит на море, там совсем нет рва. Но имеется много башен и зубцов» [Челеби, 2008, с. 176–179]. «Каффа — большой город… окружен толстыми стенами. На обоих концах расположено по башне, несколько выдающейся в море, так что, когда смотришь с судна, город имеет вид полулуния. Южная башня стоит на утесе, господствующем над окрестностями. Она очень обширна и в ней живет паша. Другая меньше, но хорошо снабжена артиллерией. Море омывает обращенную к нему сторону башни. Эти башни укреплены двойной стеной, так же, как и город» [Шарден, 1902, c. 10]. «Со стороны суши город окружен очень большими рвами, но без воды, так как здесь местность то подымается, то опускается. Стены, стоящие за рвами, двойные, засыпаны землею с многочисленными куртинами и бастионами… там есть два крепких замка, оба на одной и той же стороне города: один над воротами в Татарию, построенный генуэзцами, снабженный рвами и многими крупными орудиями; он защищает город с моря; другой вне предместья, на небольшом холме, построен турками. Он не очень велик, круглого очертания, сложен из сырцовых кирпичей и одновременно обороняет город с суши и с моря. Город расположен полумесяцем; на левой оконечности его стоит замок, обращенный к порту, хотя и открытому северо-восточным и восточным ветрам, но вполне надежному, благодаря илистому дну, крепко задерживающему якоря, так что ни один корабль в нем не погибает» [д’Асколи, 1902, с. 117–118].

Внутри внешней основной крепости расположена внутренняя крепость — цитадель, которая являлась центром всего города. «Эту цитадель местные жители зовут Франкской крепостью. Это сильная крепость с одним рядом отделяющих крепостных стен, располагающаяся в восточном углу внешней крепости» [Челеби, 2008, с. 180].

Таким образом, Кефе предстает перед нами крупным, хорошо укрепленным городом — многонациональным и густонаселенным, с разрастающимися городскими кварталами, выходящими за границу крепостных стен. Согласно описаниям путешественников XVI–XVII вв., Кефе — это город, состоявший из двух частей: центральной, включающей в себя мощную укрепленную цитадель, и основной части, разделенной на многие кварталы согласно этнической принадлежности и защищенной двойным кольцом крепостных стен, за которыми разрастался пригород Кефе с еще большим числом домов. «Каффа, вместе с крупнейшим предместьем, называемым Топракала, имеет пять миль в окружности» [д’Асколи, 1902, с. 117]. «С западной стороны от крепости Кефе, за стенами, есть большой пригород, который называется Топраклык. Его называют пригородом Топраклы, потому что много тысяч его домов крыты чистым дерном... Здесь есть три соборных и квартальных мечети, медресе и текке…» [Челеби, 2008, с. 187].

В Кефе, который в XV в. сложился как развитый европейский город, османы добавили свой восточный колорит. В нем соединялся Запад и Восток. Здесь христианские храмы соседствовали с мечетями и минаретами. Здесь на узких кривых улицах располагались торговые лавочки и ремесленных мастерские, владельцы, которых имели разные национальности и разное вероисповедание. В Кефе появилось много бань и фонтанов. Учебные заведения — медресе и мусульманские монастыри — текие прививали Кефе культуру Востока, а караван-сараи для купцов и торговцев, многочисленные базары и рынки с огромным количеством кофеен и буза-хане, где люди проводили свой досуг, отдыхали, вели беседы, из которых доносились прекрасные звуки музыкантов и певцов, не давали забыть о важном торгово-экономическом значении города. Все это — многоликий, разноголосый, прекрасный, пестрый и шумный город Кефе.

Османы, владея Кефе на протяжении трех столетий (1475–1774 гг.) ценили этот город и невероятно им дорожили. Удачно расположенный географически, Кефе обеспечивал себе центральное место в торгово-экономических связях Османской империи с другими странами, заслуженно считаясь главным морским портом в Северном Причерноморье в XVI–XVIII вв. Город являлся административным центром османских владений в Крыму и стратегически важным местом в военно-политических отношениях Османской империи с Россией и Крымским ханством в XVI–XVIII вв.

Литература / References

д’Асколи Э. Д. Описание Черного моря и Татарии. Записки Одесского Общества Истории и Древностей. Том 24. Одесса, 1902. С. 89–180 [d’Askoli E. D. Description of the Black Sea and Tartary. Notes of the Odessa Society of History and Antiquities. Vol. 24. Odessa, 1902. Pp. 89–180 (in Russian)].

де Боплан Г. Л. Описание Украины. М., 2004 [de Beauplan G. L. Description Of Ukraine. Moscow, 2004 (in Russian)].

Бочаров С. Г. Мечети города Каффа (Кефе) в 1340–1779 годах. Поволжская археология. 2016. № 2(16). С. 120–137 [Bocharov S. G. Mosques of Caffa (Kefe) city in 1340–1779. Povolzhskaya Arkheologiya. 2016. 2(16). Pp. 120–137 (in Russian)].

Броневский М. Описание Крыма. Записки Одесского Общества Истории и Древностей. Том 6. Одесса, 1867. С. 333–367 [Bronevskiy M. Description оf the Crimea. Notes of the Odessa Society of History and Antiquities. Vol. 6. Odessa, 1867. Pp. 333–367 (in Russian)].

Литвин М. О нравах татар, литовцев и москвитян. М., 1994 [Litwin M. On the Customs of Tatars, Lithuanians and Muscovites. Moscow, 1994 (in Russian)].

де Лукка Дж. Описание перекопских и ногайских татар, черкесов, мингрелов и грузин. Записки Одесского Общества Истории и Древностей. Том 11. Одесса, 1879. С. 473–493 [de Lukka G. Description of the Perekop and Nogay Tatars, Circassians, and Mingrelians and Georgians. Notes of the Odessa Society of History and Antiquities. Vol. 11. Odessa, 1879. Pp. 473–493 (in Russian)].

Челеби Э. Книга путешествий. Крым и сопредельные области. Симферополь, 2008 [Çelebi E. The Book of Travels. The Crimea and the Neighboring Region. Simferopol, 2008 (in Russian)].

Шарден Ж. Путешествие Шардена по Закавказью в 1672–1673 гг. Тифлис, 1902 [Chardin J. Chardin’s journey through Transcaucasia in 1672–1673. Tiflis, 1902 (in Russian)].

Balard M., Veinstein G. Continuité ou changement d’un paysage urbain? Caffa Génois et Ottomane. Le Paysage urbain au Moyen Âge. Lyon, 1981. Pp.79–181.

Veinstein G. La population du Sud de la Crimée au début de la domination Ottomane. Mémorial Ömer Lûtfi Barkan. Vol. 28. Paris, 1980. Рp. 227–249.

  1. Оксана Михайловна КУРНИКОВА, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института востоковедения РАН, Москва; lineroxana@inbox.ru

    Oxana M. KURNIKOVA, PhD (History), Research Fellow, Institute of Oriental Studies RAS, Moscow; lineroxana@inbox.ru

    ORCID ID: 0000-0001-9593-8912

  2. Санджак — административно-территориальная единица в Османской империи, состоял из нескольких более мелких территориальных единиц — каза, в свою очередь несколько санждаков образовывали провинцию.

  3. Эялет — крупная административно-территориальная единица Османского государства, провинция.

  4. Скоп — скопление чего-либо, запасы, склад молока и молочных продуктов.

  5. Орфография авторов в цитатах сохранена.