Статьи

Неутомимый Наумкин

Аннотация

DOI 10.31696-2020-2-15-16
Авторы
Аффилиация: Институт Востоковедения
ведущий научный сотрудник
Журнал
Раздел Исторические и политические науки//К Юбилею В. В. Наумкина
Страницы 15 - 16
Получено 11.11.2020
Дата публикации
Скачать DOC Скачать DOCX Скачать JATS
Статья

НЕУТОМИМЫЙ НАУМКИН

Впервые я услышал имя Виталий Наумкин в конце 1970-х гг. Мой коллега Василий Озолинг приехал в отпуск из Адена, где год проработал переводчиком в Партийной школе. Он рассказывал и о городе, и о трудном климате Южного Йемена, и о работе.

— …А после работы мы все собираемся, отдыхаем хорошо, от души… и расходимся. Но есть у нас один… Так он работает — как все, отдыхает — как все. А после, вечерами садится и еще переводит несколько страниц средневекового текста.

— Кто же это?

— Виталий Наумкин.

Скоро в Москве мы увидели плоды такой работы. В издательстве «Наука» в 1980 г. вышла книга Абу Хамида ал-Газали «Воскрешение наук о вере. Избранные главы. Перевод с арабского, исследование и комментарий В. В. Наумкина». А чуть позднее вышла монография Наумкина «“Красные волки” Йемена. Национальный фронт в революции», переработанный текст его докторской диссертации.

Что говорить, такому упорству и трудолюбию можно было только позавидовать.

Спустя несколько лет В. В. Наумкин пришел в Институт востоковедения, последовательно переходя с должности заведующего сектором на должность заведующего Отделом арабских стран, заместителя директора Института, а потом был избран директором. Да, во всех этих перемещениях он оказывался на своем месте, то есть работал сам и предлагал всем остальным выполнять положенные обязанности.

Но востоковедение — наука сложная. Востоковед — это человек не только знающий и понимающий Восток, но также Восток любящий.

В этом я смог убедиться в одной из поездок с Наумкиным в Саудовскую Аравию. Ехали в компании известных специалистов на конференцию о российско-саудовских отношениях.

Едва вышли из здания аэропорта, как на нас пахнул жаркий аромат Аравии. Редкие пальмы по дороге вскоре сменили высоченные здания из стекла и желтого камня. На проспекте короля Фахда машина свернула, и мы въехали во двор огромного центра Фейсалийя, включающего деловые конторы, мечеть, торговый центр и гостиницу, в которой мы разместились и где в течение двух дней проходили заседания конференции.

Приятно было убедиться воочию в высоком авторитете нашего Наумкина, который естественно стал центром заседаний. Его слов ожидали и внимательно слушали, с ним вели отдельно переговоры саудовские дипломаты и чиновники. В свободное время мы съездили на высоченную башню, посмотрели на эр-Рияд сквозь дымку песчаной завесы, конечно, закупили фиников для подарков дома…

— Давайте съедим на верблюжий рынок! — предложил Наумкин.

Большого энтузиазма предложение не вызвало. Жара была не слишком велика, по постоянно висящий в воздухе мелкий песок раздражал, да и так уже отзаседали полдня… Востоковеды устало промолчали.

— Давайте съездим! — с напором повторил Наумкин. — Машина есть. Рынок на окраине города, я знаю, не так далеко.

Мы переглянулись, ожидая, кто первым скажет «да» или «нет».

— Да вы что, не хотите? — с недоумением спросил Наумкин. — Как можно быть в Аравии и не посмотреть на верблюдов?

В общем, мы покорно поехали.

Дорога оказалась относительно недолгой, минут сорок. Выйдя из машины, мы оказались вне города, даже зданий не было видно. Налево и направо виднелись деревянные загоны, в которых бродили коричные и черные одногорбые верблюды. На дороге стояло несколько джипов, а их хозяева прохаживались вдоль загородок, видимо, выбирая достойное животное.

Кроме верблюдов смотреть было не на что. Грязная земля, песок, кучки мусора. А верблюды оказались разными: были драчливые, задиравшие товарищей, были усталые, прилегшие на песок и вытянувшие длинную шею, иные меланхолично жевали что-то. Самыми симпатичными оказались белые верблюжата, очаровательно грациозные, трогательно рассматривавшие все вокруг большущими темными глазами. Трудно было оторвать от них взор.

— Так, — громко произнес Наумкин. — Будем пить верблюжье молоко?

Востоковеды промолчали.

— Не хотите? — удивленно спросил Наумкин. — А я буду.

Он зашел в невзрачное строение, и вскоре оттуда вынесли таз. Большой таз, почти доверху наполненный пенящимся белым молоком.

— Ну, кто? — спросил Наумкин. Затем недоуменно пожал плечами, взял в руки таз и с видимым удовольствием сделал несколько глотков. Эстафету таза принял Леонид Сюкияйнен, и честь спутников Наумкина была соблюдена.

Конечно, Наумкин был прав: как же можно побывать в Аравии и не посмотреть на верблюдов.

доктор исторических наук,

ведущий научный сотрудник

Института востоковедения РАН

А. И. ЯКОВЛЕВ