Статьи

Борьба за шельф Восточного Средиземноморья: итоги и перспективы

Аннотация

DOI 10.31696/2618-7302-2020-2-64-79
Авторы
Аффилиация: Институт Востоковедения
старший научный сотрудник
Аффилиация: Институт Востоковедения
старший научный сотрудник
Журнал
Раздел Исторические и политические науки//К юбилею В.В. Наумкина
Страницы 64 - 79
Аннотация Статья посвящена исследованию одной из ключевых проблем, вокруг которых в наше время происходят знаковые события на Ближнем Востоке, в Турции и Северной Африке: борьбе за богатый углеводородами шельф восточной части Средиземного моря. С историей этой проблемы мы ознакомили читателей в нашей предыдущей статье [Горбунова, Иванова, 2019]. В продолжающей тему второй статье этого небольшого цикла мы делаем акцент на нынешнем состоянии дел в области освоения газовых богатств региона, показываем риски, которые сопровождают активность таких средиземноморских стран, как Турция, Греция, Израиль, Египет, Кипр и Ливан. Каждая из них отстаивает свои права на бурение скважин и добычу газа и нефти с помощью военной силы, международной дипломатической деятельности и переговорного процесса. Балансируя между демонстрацией военной силы и введением в строй все новых проектов бурения скважин и прокладки трубопроводов, эти государства в постоянном режиме решают вопросы войны или мира, при этом в целом учитывая реальную ситуацию на Ближнем Востоке, расстановку сил на международной арене, поддержку своих более мощных союзников. Это касается, в первую очередь, конфликта между Турцией и Кипром, между Израилем и Ливаном. Авторы приходят к выводу, что в настоящий момент в результате борьбы за шельф Восточного Средиземноморья Израилю и Египту уже удалось достичь полного обеспечения газом внутреннего рынка и экспорта его в другие страны.
Для цитирования: Горбунова Н. М., Иванова И. И. Борьба за шельф Восточного Средиземноморья: итоги и перспективы. Вестник Института востоковедения РАН. 2020. № 2. С. 64–79. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-64-79
Ключевые слова
Получено 02.07.2020
Дата публикации
Скачать DOCX Скачать DOC Скачать JATS
Статья

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-64-79

БОРЬБА ЗА ШЕЛЬФ ВОСТОЧНОГО СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ:

ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

© 2020 Н. М. Горбунова, И. И. Иванова[1]

Статья посвящена исследованию одной из ключевых проблем, вокруг которых в наше время происходят знаковые события на Ближнем Востоке, в Турции и Северной Африке: борьбе за богатый углеводородами шельф восточной части Средиземного моря. С историей этой проблемы мы ознакомили читателей в нашей предыдущей статье [Горбунова, Иванова, 2019]. В продолжающей тему второй статье этого небольшого цикла мы делаем акцент на нынешнем состоянии дел в области освоения газовых богатств региона, показываем риски, которые сопровождают активность таких средиземноморских стран, как Турция, Греция, Израиль, Египет, Кипр и Ливан. Каждая из них отстаивает свои права на бурение скважин и добычу газа и нефти с помощью военной силы, международной дипломатической деятельности и переговорного процесса. Балансируя между демонстрацией военной силы и введением в строй все новых проектов бурения скважин и прокладки трубопроводов, эти государства в постоянном режиме решают вопросы войны или мира, при этом в целом учитывая реальную ситуацию на Ближнем Востоке, расстановку сил на международной арене, поддержку своих более мощных союзников. Это касается, в первую очередь, конфликта между Турцией и Кипром, между Израилем и Ливаном. Авторы приходят к выводу, что в настоящий момент в результате борьбы за шельф Восточного Средиземноморья Израилю и Египту уже удалось достичь полного обеспечения газом внутреннего рынка и экспорта его в другие страны.

Ключевые слова: Восточное Средиземноморье, месторождения, газ, нефть, шельф, трубопроводы, региональные конфликты, Турция, Ливан, Израиль, Египет, Кипр.

Для цитирования: Горбунова Н. М., Иванова И. И. Борьба за шельф Восточного Средиземноморья: итоги и перспективы. Вестник Института востоковедения РАН. 2020. № 2. С. 64–79. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-64-79

RIVALRY OVER THE GAS DEPOSITS IN THE EASTERN MEDITERRANEAN: RESULTS AND PROSPECTS

Natalia M. Gorbunova, Inessa I. Ivanova

The article looks at a key problem overshadowed by other significant events taking place in the Middle East, Turkey and Northern Africa — the struggle for offshore hydrocarbons in the Eastern part of The Mediterranean Sea. We introduced our readers to the history of this problem in our previous article [Gorbunova, Ivanova, 2019]. In this second article we emphasise the current situation around the development of the gas riches of the region; we show the risks posed by the activities of Mediterranean countries like Turkey, Greece, Israel, Egypt, Cyprus and Lebanon. Each of them protects its rights to drill the wells and develop gas and oil deposits both with military force and international diplomacy and negotiations. They constantly balance between war and peace, demonstrating military force and introducing new drilling and pipeline projects, all the while having to factor in the overarching situation in the Middle East, alignment of forces in the international arena, and support of their more powerful allies. This applies above all to conflicts between Turkey and Cyprus, but also to Israel and Lebanon. As a result of this struggle for the Eastern Mediterranean offshore, Israel and Egypt completely satisfy their domestic demand for natural gas, and export it abroad.

Keywords: Eastern Mediterranean, oil deposit, gas, shelf, pipelines, regional conflicts, Turkey, Lebanon, Israel, Egypt, Cyprus.

For citation: Gorbunova N. M., Ivanova I. I. Rivalry over the Gas Deposits in the Eastern Mediterranean: Results and Prospects. Vestnik Instituta vostokovedenija RAN. 2020. 2. Pp. 64–79. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-64-79

В первой статье [Горбунова, Иванова, 2019], посвященной анализу событий, развивавшихся вокруг добычи газа на морском шельфе Средиземного моря, начиная со времени открытия месторождений, авторы предположили, что действия заинтересованных сторон будут идти либо по сценарию роста напряженности между государствами региона, либо в русле переговорного процесса и освоения сопредельными странами нефтегазовых богатств. Прошел год, и сейчас можно убедиться, что оба варианта развития событий вокруг этой темы получили дальнейший импульс к практическому воплощению.

К узлу проблем на Ближнем Востоке, связанных с сирийским кризисом, миллионами беженцев и многому другому, добавились новые кризисные ситуации — в Ливане, Ираке и Иране. На этом фоне продолжился рост напряженности между государствами региона по поводу дележа месторождений Левантийского осадочного бассейна и их освоения.

Очаги столкновений, начавшихся со второй половины 2019 г., обозначились более четко после того как власти Республики Кипр в одностороннем порядке назвали 13 районов шельфа своими Исключительными экономическими зонами (ИЭЗ). В ИЭЗ было разрешено работать международным нефтяным и буровым компаниям[2]. Вслед за этим недовольство Турции активным бурением шельфа греческим Кипром переросло в прямые враждебные действия, направленные против ее буровых платформ. Турция в очередной раз заявила о защите прав Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) на прилегающую часть шельфа. Анкара направила к Кипру турецкое буровое судно «Фатих», заявив, что бурение продлится до 3 сентября. 10 июня 2019 г. власти Республики Кипр санкционировали арест экипажа корабля. 4 июля Турция направила второе судно, «Явуз», для проведения геологоразведочных работ на шельфе. Эти действия повысили ставки в конфликте вокруг спорных газовых месторождений у берегов Кипра, ставших «едва ли не главной угрозой ее [Турции] совместному с Россией проекту “Турецкий поток”»[3]. Комментируя эту акцию, президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил о готовности страны защищать права турок-киприотов на шельфовые месторождения, в том числе с применением вооруженных сил[4]. Турецкое дипломатическое ведомство заявило, что «разведывательные и буровые работы будут продолжены в соответствии с утвержденным графиком», а гендиректор государственной нефтяной компании Turkish Petroleum Corporation (TRAO) Мелих Хан Бильгин сообщил, что его компания, владеющая судном «Явуз», начнет бурение в июле, «цели работы судна исключительно научные» и являются «продолжением начатых 5–6 лет назад сейсмических исследований» на шельфе Кипра[5].

Одним из аспектов вопроса о геологоразведке в регионе, по мнению турецкого специалиста по стратегии Абдуллы Агара, является поиск морских месторождений газогидратов. В пользу этого соображения он приводит следующие сведения: «Дело не только в 3,5 триллионах кубометров природного газа и двух миллиардах баррелей нефти, которые… находятся в Восточном Средиземноморье. Даже эти запасы оцениваются примерно в триллион долларов. Главное в Восточном Средиземноморье — газогидраты. Одна единица газогидрата равна 30 единицам природного газа. Теперь представьте масштабы борьбы за деньги. Газогидрат в море — то же самое, что сланцевый газ на суше». В качестве пояснения эксперт сообщает: Газогидраты — это кристаллические твердые вещества, которые состоят из легких природных газов, таких, как метан, этан и пропан, заключенных в молекулу воды, и образуются преимущественно на морском дне и определенных участках суши… Проведенные за последние 30 лет исследования показали, что один кубометр газогидрата может содержать 164 кубометра природного газа… В силу этой особенности газовые гидраты считаются источником энергии ближайшего будущего. В заключение Ени Акит, опираясь на данные турецких ученых, пишет: «Прежде всего, Черное, а также Средиземное и Мраморное моря обладают большим газогидратным потенциалом. В будущем эти запасы могут решить нашу проблему зависимости от импорта энергоресурсов»[6].

Отвечая на действия Анкары на кипрском шельфе под прикрытием военных кораблей, главы МИД Евросоюза, собравшиеся в Брюсселе в июле 2019 г., одобрили введение санкций против Турции, проводящей геологоразведку в территориальных водах Кипра. Согласно принятому ими документу, ЕС сократит финансовую поддержку Анкары на 146 млн. евро из 400 млн., которые планируется выделить в 2020 г. на различные проекты — от политических реформ до модернизации сельского хозяйства. Эти ежегодные финансовые вливания имеют целью приблизить Турцию к европейским стандартам для дальнейшей интеграции в ЕС. Однако в последнее время этот вопрос из-за обострения отношений Турции с Европой теряет свою актуальность[7]. Страны ЕС заявили о готовности принять различные ограничительные меры, если Турция продолжит нарушать суверенные права Кипра. Они пригрозили санкциями против компаний и физических лиц, причастных к бурению. «Провокационные действия Турции неприемлемы для всех нас. Мы стоим на стороне Кипра», — обозначил позицию Германии ее государственный министр по делам Европы в МИД Михаэль Рот[8]. В то же время руководство Евросоюза, опасаясь усугубления ситуации и новой волны мигрантов с Ближнего Востока, не решилось сразу вводить против Турции более жесткие санкции.

В противовес Турции семь средиземноморских стран, заинтересованных в освоении шельфовых богатств, поэтапно предпринимали шаги по консолидации усилий в этом направлении. Они решили сформировать единый газовый рынок, или энергетический хаб, на пороге Европы и создали новую региональную структуру, в которую пока не вошли Сирия и Ливан. 15 января 2019 г. по итогам встречи в Каире Египет, Израиль, Кипр, Греция, Италия, Иордания и Палестина объявили о создании Газового форума стран Восточного Средиземноморья (East Mediterranean Gaz Forum, EMGF) в сфере добычи природного газа, который позволит участникам управлять газовой политикой в регионе и предлагать конкурентоспособные цены. Помимо торгового аспекта этот форум имел также политическую и военную подоплеку. В качестве целей новой организации были заявлены:

- поддержка создания регионального газового рынка Восточного Средиземноморья;

- обеспечение сбалансированного спроса и предложения по конкурентоспособным ценам;

- совершенствование системы торговли газом;

- поддержка стран-производителей газа путем расширения сотрудничества со странами-потребителями и транзитерами;

- использование преимуществ существующей инфраструктуры и разработки новых инфраструктурных проектов с учетом существующих и перспективных ресурсов;

- координирование газовой политики в регионе для установления устойчивого партнерства между всеми участниками процессов добычи, транспортировки и потребления газа.

Штаб-квартирой Газового форума стал Каир[9]. Анкара, не сделавшая никакого официального заявления по поводу форума, провела несколько военных учений в регионе. Египет также решил увеличить свои военно-морские возможности и договорился об ускорении процесса демаркации морских границ с Грецией и Кипром, а затем заключил торговый альянс с Израилем и некоторыми странами ЕС через компании Eni, Total и Exxon Mobil. Оценивая вклад Египта в борьбу партнеров по коалиции с Турцией, египетский эксперт Махмуд аль-Алайли, изящно заключает: «Он [Египет] участвует в шахматной партии, позволяя противнику по мере необходимости продвигаться вперед, в то время как все важные фигуры защищены от любой возможной атаки»[10].

Намерение Турции заняться бурением скважин в этом районе встретило со стороны ЕС противодействие в виде принятия дополнительных санкций. В результате обсуждения этого вопроса на заседании Совета ЕС 14 октября 2019 г. в Люксембурге было решено ввести против Турции два пакета санкций. Турцию призвали к диалогу и к переговорам с Кипром о делимитации исключительных экономических зон и континентального шельфа в соответствии с международным правом[11]. Беспокойство ЕС настойчивостью Турции в освоении шельфа ТРСК в этот раз было вызвано сообщением турецкого МИДа, что судно «Явуз» сопровождают и охраняют корабли Военно-морских сил Турции[12].

В начале декабря 2019 г. на фоне многомесячного противостояния с Кипром и Грецией по этому поводу турецкий МИД опубликовал карту с обозначением вод Средиземноморья, на которые претендует Турция. А турецкое издание Hurriyet Daily пояснило: «На графике… отражены внешние границы континентального шельфа Турции и ИЭЗ, обозначенные в соглашении 2011 г. между Турцией и ТРСК, линии между Египтом и материковыми районами Турции и недавним меморандумом с Ливией»[13]. Таким образом, Анкара расширила претензии, связанные с турецкой оккупацией Северного Кипра в 1974 г.

Нефтегазовые месторождения на шельфе у восточных берегов Средиземного моря были обнаружены в 2010 г. американской нефтяной компанией Noble Energy, оценившей ресурсы в 453 млрд. кубометров. Суммарный объем разведанного газа в последующие два года был оценен примерно в 800 млрд. кубометров, а неразведанного — в несколько триллионов кубометров. Среди больших месторождений газа, найденных в Исключительной экономической зоне Кипра, крупнейшим является «Афродита», запасы которой оцениваются в 140 млрд. кубометров. Второе по значению месторождение назвали «Калипсо». На израильском шельфе крупнейшими запасами газа обладают месторождения «Левиафан» и «Тамар». Соответственно, в настоящее время Кипр, Греция и Израиль образовали «газовый треугольник» государств, ведущих совместную разработку месторождений в Восточном Средиземноморье. Экспорт газа с «Афродиты» в Европу согласован с европейскими столицами. На разработку технико-экономического обоснования (ТЭО) газопровода EastMed Евросоюз выделил, по одним данным, 34,5 млн. евро, а по другим — 100 млн. долларов. Председатель совета директоров инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский еще в 2017 г. заявлял: «У Израиля и Кипра есть идея организовать мощный экспорт газа в Евросоюз через Грецию. Турция не может этому потворствовать своим бездействием и тоже хочет заработать как деньги, так и политические очки»[14].

Для разработки и добычи этого и других месторождений Кипр, Греция и Израиль в присутствии госсекретаря США Майкла Помпео в начале 2019 г. подписали соглашение о строительстве 1900-километрового трубопровода. Трубопровод, проект которого получил название EastMed, будет проходить через подводный магистральный газопровод от морских месторождений газа в территориальных водах Израиля до греческого острова Крит и материковой части Греции, а затем в Италию. Его пропускная способность оценивается в 12 млрд. кубометров в год, а предполагаемая стоимость — в 6 млрд. евро (6,4 млрд. долларов). Новый проект должен удовлетворить 10 % потребностей ЕС в природном газе. Сообщается, что Италия присоединится к сделке позднее. Этот проект создает прямой конфликт интересов с российско-турецким проектом «Турецкий поток», также рассчитанном на Европу[15].

Исследования месторождения газа «Левиафан» показали, что под ним на глубине почти 6 км находятся примерно 3 млрд. баррелей нефти. Как раз это месторождение оказалось на спорной границе шельфовых интересов Ливана и Израиля[16]. Еще в начале 2017 г. Израиль начал получать первую прибыль по заключенным ранее контрактам на добычу газа в этом районе морского шельфа. Покупателями стали иорданские компании Arab Potash и Jordan Bromine. Израильские власти пошли на этот шаг после провала переговоров с представителями Ливана.

По поводу этой проблемы израильский политолог Авигдор Эскин заявил: «Ни одна международная экспертиза не поставила под сомнение право Израиля добывать там газ, поскольку это его особая экономическая зона. Из ООН не поступило ни одного сигнала, что действия страны противоречат международному праву. А что касается Ливана, то понятно, что после того, как были обнаружены месторождения и начата их разработка, он хочет на этом заработать». С юридической точки зрения вопрос принадлежности спорных вод по-прежнему остается открытым, полагает эксперт по международному праву Евгений Корчаго. Он пояснил, что, поскольку между Израилем и Ливаном не существует мирного договора, и Ливан не признает Израиль, решение о морских границах может принять только ООН в соответствии со строго установленными критериями. «Вполне вероятно, — считает он, — что решение в итоге будет принято в пользу Израиля, поскольку Ливану до этого неоднократно предлагали урегулировать вопрос, однако сделано это так и не было»[17].

9 февраля 2018 г. Ливан подписал соглашение с итало-франко-российским консорциумом о разведке и добыче газа на оспариваемом 9-м блоке шельфа. Ряд российских и американских обозревателей связали с этим резкое обострение военных действий в Сирии. Притушить дальнейшее ухудшение ситуации был призван срочный вояж Рекса Тиллерсона в Бейрут. «Глава американской дипломатии прибыл с кратким визитом в средиземноморскую страну на фоне разрастающегося конфликта между Ливаном и Израилем вокруг нефтяных и газовых запасов», — сообщало американское аналитическое интернет-издание Global Security, разъясняя, что президент Ливана Мишель Аун призвал Вашингтон «поработать над тем, чтобы воспрепятствовать Израилю продолжать посягать на ливанский суверенитет» на земле и в море. В ответ Тиллерсон заявил, что все дело в «Хизбалле», «представляющей угрозу безопасности Ливана». «Мы вынуждены признать, что “Хизбалла” стала частью политического процесса в Ливане», — оговорился он позднее[18].

Опасения США относительно спорного вопроса объяснял специалист по проблемам геополитики Уильям Энгдаль: «…главные действующие лица, в дополнение к правительствам Израиля и Ливана, включают Россию, ливанскую“Хизбаллу”, Сирию, Иран и держащиеся в тени Соединенные Штаты… Сложившаяся ситуация потенциально может вести к безобразно большой войне, которую никто не хочет, как минимум почти никто… Это не будет война за простой контроль над энергоресурсами в ливанских прибрежных водах, — считает Энгдаль.— Реальной целью станет ливанская “Хизбалла”, поддерживаемая Ираном шиитская политическая партия, и ее ополчение как главный участник на стороне Башара Асада и России в сирийской войне. Если Ливан успешно освоит энергоресурсы на шельфе, это откроет широкую дорогу к стабилизации ливанской экономики, снижению уровня безработицы и, как это видит Нетаньяху, дальнейшему укреплению проиранской “Хизбаллы” в качестве фактора стабильности во власти». Приведя эти слова Энгдаля, обозреватель Елена Пустовойтова делает вывод: «Важность месторождения Левиафан для Ливана с Израилем трудно переоценить. Никогда прежде они не получали возможностей, сравнимых с этой»[19].

Некоторые российские обозреватели утверждают, что «Сирия, после завершения войны с боевиками ИГИЛ (запрещенной в РФ), с помощью России активно возрождает нефтегаз страны, в том числе шельфовый, и вскоре вновь может стать одним из основных игроков нефтегазового рынка Восточного Средиземноморья…»[20].

Широкое окно возможностей для своей экономики также получил Египет, после того как вслед за «Левиафаном» в этом районе Средиземного моря, в его ИЭЗ было обнаружено еще более крупное месторождение углеводородов «Зохр». В период нахождения у власти в Египте сторонника радикального движения «Братья-мусульмане» Мухаммеда эль-Мурси страна теряла репутацию надежного торгового партнера из-за частого подрыва египетского трубопровода, поставлявшего газ в Израиль. После президентских выборов 2014 г. правительство Абдул-Фаттаха ас-Сиси, решительно подавив деятельность мусульманских радикалов, начало переговоры с Израилем о поставках газа «Левиафана» в оба египетских терминала для сжиженного природного газа (СПГ). Запасы «Зохра» позволили Египту удовлетворять спрос на газ как на внутреннем рынке, так и на внешнем[21].

Разработку месторождений в Восточном Средиземноморье, однако, осложняют политические риски и соперничество между странами; есть и экономические препятствия. Эксперты отмечают, что мировой рынок наводнен дешевым газом из России, США и других стран. И все же окупаемость проектов Кипра и Израиля будет зависеть от возможностей экспорта газа. В декабре 2017 г. четыре страны — Израиль, Кипр, Египет и Греция подписали предварительное соглашение о совместной разработке проекта и ввода в действие газопровода к 2025 г. Его длина составит около 2000 км, он должен проходить на глубине до 3 км, из-за чего станет одним из самых сложных проектов такого рода. Более дешевым вариантом мог бы стать трубопровод через Турцию, но ее конфликтные отношения с арабскими государствами делают такой проект нереализуемым[22].

Израиль и Кипр, как считает эксперт в области газа и нефти Эндрю Уорд, также могли бы поставлять газ на египетские СПГ-терминалы по более коротким трубопроводам. В докладе Европарламента в 2017 г. было сказано, что это наиболее реалистичный вариант. В том же году Министр нефтяной промышленности Египта Тарек эль-Молла рассказал Financial Times, что его страна готова сотрудничать с соседями над созданием энергетического хаба: «Мы готовы получать этот газ, сжижать его и продавать на международный рынок»[23]. Эти планы в 2020 г. в значительной степени осуществились. Израильская компания Delek Drilling и американская Noble Energy подписали контракт стоимостью 15 млрд. долларов на поставку египетской компании Dolphinus Holdings 64 млрд. кубометров газа в течение 10 лет, начиная с 2020 г.[24]

Очевидно, что Израиль наиболее активно переносит в практическую плоскость утвержденные проекты прокладки трубопроводов, обеспечивая их безопасность с помощью международных договоров и, при необходимости, с помощью армии. За счет введения в строй трубопроводов к собственной территории Израиль смог полностью удовлетворить внутренний спрос на газ из месторождений «Левиафан» и «Тамар». Часть газа идет на экспорт в страны Ближнего Востока.

Что касается планов Анкары поучаствовать в добыче углеводородов, разведанных в Восточном Средиземноморье, то они не ограничиваются кипрским шельфом. Они простираются и на африканский берег, а именно — в Ливию. Это вытекает из ряда заявлений президента Эрдогана. В частности, 10 декабря 2019 г. он пообещал ввести контингент на территорию Ливии, если соответствующий запрос поступит от признанного международным сообществом Правительства национального единства (ПНЕ), возглавляемого Фаизом Сараджем. «Национальный представитель Ливии — не Хафтар, а Сарадж», — подтвердил свою позицию Эрдоган[25]. Он пошел на открытый конфликт с арабскими лидерами, поддерживающими Хафтара, и речь тут идет не столько о политических, сколько об экономических целях, а именно, о нефти и газе. Этот интерес закреплен в пакете договоренностей между Турцией и ПНЕ, подписанном 27 ноября 2019 г. в Стамбуле. Соглашение о военном сотрудничестве между ними предполагает помощь в обучении лояльных ПНЕ сил и укрепление отношений между армиями Триполи и Анкары. Вскоре после этого, по сообщениям арабских СМИ, Анкара направила на помощь Сараджу воинский спецназ и боевую технику. Другим подписанным Эрдоганом и Сараджем документом был меморандум о признании ливийской стороной права Турции на оспариваемые ею морские территории (Меморандум об ограничении юрисдикции на море и Конвенция о континентальном шельфе), что вызвало обеспокоенность Греции, Кипра и Египта и не было поддержано Россией[26].

Согласно меморандуму о взаимопонимании по морским зонам, значительная часть греческой экономической зоны (ИЭЗ) должна отойти к Турции. 2 декабря 2019 г. Турция опубликовала карту морских зон с учетом турецко-ливийского меморандума, а 5 декабря 2019 г. он был ратифицирован турецким парламентом. Опубликованные тезисы Р. Т. Эрдогана относительно содержания соглашения и меморандума свидетельствуют о его решимости проводить их в жизнь. Они звучат следующим образом:

«- это соглашение определяет наши территории в море. Мы признаем права на их использование Ливией, а Ливия — наши права;

- мы будем защищать и наши права. И права турок-киприотов и не дадим никому сделать односторонние шаги;

- сейчас у нас есть собственные корабли по геологоразведке. И у нас есть право этим заниматься. Мы можем вести эти работы вместе с Ливией;

- Турция собирается приобрести еще одно буровое судно и продолжать ГРР не только в Средиземном море, но и в Черном море, и даже в международных водах;

- Турция информировала ООН о заключенном с Ливией меморандуме;

- мы готовы к переговорам со всеми странами-соседями по морю, предлагаем всем найти выход в рамках права. Но на наш призыв к диалогу Греция не откликнулась положительно, выслала ливийского посла. Хотя это не тайное соглашение, мы открыто его подписали. Греция, высылая посла, вызвала международный скандал»[27].

Официальный представитель МИД Турции Аксой пояснил позицию своей страны следующим образом: «У Турции самая длинная континентальная береговая линия в Восточном Средиземноморье. Острова на противоположной стороне от срединной линии между двумя материками не могут создавать районы морской юрисдикции за пределами своих территориальных вод. Во внимание необходимо принимать длину и направление побережья при определении границ морской юрисдикции»[28].

Однако общественное мнение Турции восприняло подобные шаги своих властей неоднозначно. В турецкой экспертной среде превалирует мнение, что у противников силового сценария в Ливии не так много рычагов воздействия. «Ситуация складывается так, что оппозиция выступает против того, чтобы Турция участвовала в конфликте на чьей-либо стороне, — заявил эксперт Центра политических исследований в Анкаре Орхан Гафарлы. — Анкара, с точки зрения оппозиционеров, должна быть нейтральной, играть роль модератора, а не отправлять военных для операции по поддержке центрального правительства. Безусловно, противодействие со стороны оппозиционеров будет сохраняться, но законодательно Турция уже сделала шаг к военным операциям. Соответствующий законопроект уже принят. На этом фоне оппозиция может только обращаться к общественному мнению»[29].

Комментируя подписанный между Турцией и Ливией меморандум, декан инженерного факультета Кипрского научного университета, профессор Ата Атун заявил: «Это соглашение станет примером для других стран региона. Считаю, что аналогичное соглашение будет подписано и с Египтом в ближайшие пять лет. Ранее греческая община Кипра подписала соглашение с Египтом о делимитации морских границ. Но в соответствии с этим документом Египет теряет четверть своей территории. Уверен, что этот вопрос актуализируется после ухода ас-Сиси, после чего Египет подпишет аналогичное соглашение с Турцией». По мнению А. Атуна, Турция важна для Израиля в Восточном Средиземноморье. «Несмотря на то что Израиль подписал соглашение с греческой общиной Кипра, он все еще рассматривает вариант поставок своего газа в Европу через Турцию, так как это будет более реалистично по сравнению с проектом EastMed. Известно, что Израиль ведет переговоры с крупной турецкой компанией по данному вопросу. После президентских выборов в США 2020 года Израиль может полностью изменить свою позицию», — утверждал профессор[30]. Его мнение в данном случае подкрепляет непрочную юридическую позицию официальной Турции.

Отвечая на действия Турции, греческое правительство заявило, что права Греции на морские зоны ее островов установлены международным правом и не подлежат обсуждению. Официальный представитель МИД Греции А. Генниматас указал на то, что Турция и Ливия не имеют общих границ, подписанный ими меморандум не имеет законной силы и поэтому не влечет никаких последствий[31].

Поскольку на ливийском фронте военных действий интересы Турции вступили в явное противоречие с российскими, это потребовало дополнительных договоренностей между Турцией и Россией. Переговоры проходили на фоне вооруженных столкновений в сирийской провинции Идлиб, где Турция и сирийские войска понесли ощутимые потери. Встреча Р. Т. Эрдогана и В. В. Путина состоялась 16 января 2020 г. в Москве. Причем ливийский аспект переговоров, как считает эксперт В. Мухин, может представлять для Анкары и Москвы в основном экономический интерес, «связанный с добычей и транспортировкой углеводородов в Европу. Договор Турции с ПНС дал ей шанс попытаться завладеть углеводородными богатствами, на которые претендуют другие страны Восточного Средиземноморья. Если Турция и правительство Фаиза Сараджа станут владельцами газопроводов из Восточного Средиземноморья в Европу, то российский «Турецкий поток» Анкаре почти не будет нужен». Поэтому Россия всячески будет препятствовать такому развитию событий[32]. Турецкий политолог Али Озкок, затрагивая тему переговоров в Москве относительно Сирии и Ливии, отметил: «Российская Федерация играет хитро, поддерживая параллельно отношения с ПНС. С учетом американских санкций против «Северного потока-2» и напряженности в Украине Турция могла бы использовать проект «Турецкий поток» и доброжелательные отношения [с РФ] в Сирии в качестве разменной монеты, чтобы напомнить Москве, что она может потерять, ведя опосредованную войну против Анкары [в Ливии]. РФ может победить только вместе с Турцией, потому что Анкара также ведет все более автономную и независимую от Запада политику»[33].

На стороне Халифы Хафтара стоят Россия, Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ. Их разногласия с турецким руководством зашли настолько далеко, что они поддержали позицию Кипра в его территориальных спорах с Анкарой. Как отметил обозреватель «НГ» Игорь Суботин, фактически это привело к «формированию целого политического блока государств в лице Саудовской Аравии, ОАЭ, Греции и Израиля, которые вступились за Кипр»[34].

Сближение Египта, Израиля, Греции и Кипра по поводу морских границ между прибрежными государствами в Восточном Средиземноморье было поддержано Соединенными Штатами. Они пытаются отодвинуть Турцию к ее берегам, при этом, как считает сама Турция, «лишив ее прав, которыми она обладает в рамках международного права». «Эти государства, — по словам турецкого ученого Левента Йылмаза, — вынудили Турцию действовать более активно. Однако Анкара, обладая выгодной позицией, должна спокойно защищать свои права и продолжать размеренную внешнюю политику вместо того, чтобы отвечать на каждый шаг. Остается множество разногласий в отношении Исключительных экономических зон, определенных странами, которые дают им право использовать морские ресурсы и заключать международные сделки». Он отметил также, что Турция должна расширять диалог с любыми международными организациями и развивать сотрудничество с такими странами региона, как Ливан и Ливия[35].

Другое мнение по поводу турецкой внешней политики высказал главный редактор турецкой газеты Ahval Явуз Байдар. По его словам, «конфликты, расколы и разочарования доминируют в турецкой повестке дня, в которой настойчивое стремление Анкары к максимализму ведет к ответным реакциям или тупику за тупиком… Эскалация из-за углеводородного вопроса в Восточном Средиземноморье и многослойный конфликт в Эгейском море держали Грецию и Кипр на грани»[36].

Нынешний кризис в отношениях между Анкарой и Вашингтоном, а также европейскими партнерами по НАТО, по оценке главного редактора журнала «Вопросы истории» Петра Искандерова, побуждает Турцию идти на обострение ситуации по вопросам поставок новейших вооружений и судьбы американских военных баз. Такими методами Анкара хочет добиться уступок по проблемам Кипра и Восточного Средиземноморья, с тем чтобы контролировать сами месторождения. Эксперт предположил, что прямое вооруженное столкновение между Афинами и Анкарой не произойдет из-за сдерживающих механизмов внутри НАТО, а сложившаяся ситуация является своего рода прологом для нового торга в контексте проблемы беженцев. Он пояснил: «Скорее всего, Эрдоган ожидает, что ЕС предоставит ему финансовую помощь и откажется от каких-то обвинений в нарушении прав человека в обмен на обещание Турции не доводить дело до регионального конфликта»[37].

В последние годы к напряженности между Анкарой и греческим Кипром добавился еще один конфликт, уже в юго-восточной части Средиземного моря, а именно, между Ливаном и Израилем. Давний спор между ними по поводу границ морского шельфа до сих пор не нашел своего разрешения. Ливанское правительство вступило в консорциум с французской Total, итальянской Eni и российской «Новатэк» относительно разведки и начала бурения скважин в январе 2020 г., в том числе на 9-м блоке, одном из двух оспариваемых Тель-Авивом. Турция также предполагает сотрудничать с Ливаном в этой области[38]. 4-й блок, расположенный на прибрежном ливанском мелководье, считается перспективным на природный газ, а 9-й блок, находящийся гораздо южнее, — на нефть[39]. Ливану добыча собственных углеводородов помогла бы удовлетворить внутренний спрос на них, а также повысила бы экспортный потенциал страны.

Поэтому Ливан с самого начала рассматривал проект газопровода EastMed как противоречащий его интересам. В марте 2019 г. власти страны выступили с заявлением, что этот проект не должен нарушать ее морские границы, и что они против его реализации. Ливан призвал своих средиземноморских союзников поддержать его заявление, поскольку EastMed может создать очаг нестабильности в его территориальных водах. Неразрешенный пограничный спор с Израилем касается не только морской, но и сухопутной границы между двумя странами. Каждая из них может претендовать на 200 морских миль от своих берегов в качестве своей Исключительной экономической зоны (ИЭЗ). Вначале им следовало бы найти равноудаленную точку и договориться о создании такой зоны по примеру Израиля и Кипра, которым разделить воды удалось[40].

В 2018 г. Ливан принял новый энергетический закон, который открыл дорогу к проведению геологоразведочных работ. При этом он не ратифицировал соглашение 2007 г. с Кипром, а представил ООН свое собственное предложение, вызвавшее недовольство Израиля, заявившего, что ливанцы уж слишком опускают свою морскую границу на юг, и представил свои предложения США. Но ни США, ни ООН не хотят ссориться с ливанцами и в ответ молчат. По сведениям портала Neftegaz.ru, дело может быть передано в Международный трибунал по морскому праву, учрежденный Конвенцией США 1982 г., хотя Израиль ее и не подписал.

Отметим, что из всех стран Восточного Средиземноморья Израиль наиболее активно переносит в практическую плоскость утвержденные проекты прокладки трубопроводов, обеспечивая их безопасность с помощью международных договоров и, при необходимости, с помощью армии. За счет введения в строй трубопроводов к собственной территории Израиль смог полностью удовлетворить внутренний спрос на газ из месторождений «Левиафан» и «Тамар». Часть газа, как было сказано, идет на экспорт в страны Ближнего Востока. Последним по времени осуществленным проектом является введенный в строй газопровод между Ашкелоном в Израиле и эль-Аришем в Египте. В середине января 2020 г. после многочисленных отсрочек с началом поставок газа, месторождение «Левиафан» было введено в коммерческую эксплуатацию. Проект реализуется консорциумом в составе Delek Drilling (45,34 %), Noble Energy (39,66 %) и Ratio Oil Exploration (15 %). Добычная инфраструктура месторождения включает стационарную платформу, четыре скважины и два газопровода[41].

По словам обозревателя издания Neftegaz.ru Е. Алифировой, «Египет, наращивающий собственную добычу газа и уже полностью обеспечивающий собственные потребности в газе, в израильском газе формально не нуждается. Однако Египет формирует мощный газовый хаб, который аккумулирует газ “Зохра”, “Афродиты”, “Левиафана” и “Тамара”. После сжижения газ египетского хаба будет поставляться танкерами-газовозами в Европу. А в перспективе газ месторождений Восточного Средиземноморья будет поступать в Европу напрямую по газопроводу EastMed… Межгосударственное соглашение по МГП EastMed Греция, Кипр и Израиль подписали 2 января 2020 г., предстоит еще подписание документов с Италией… Ожидается, что строительство газопровода протяженностью 1900 км займет около 7 лет»[42].

Анализ различных точек зрения на важную проблему освоения энергетического потенциала Восточного Средиземноморья позволили нам выявить некоторые перспективы дальнейшего развития ситуации. С одной стороны, происходит обострение отношений между региональными государствами, дипломатическое и военное давление при отстаивании права на добычу сырья. С другой стороны, ряд стран (Израиль, Греция, Египет и Кипр) приступили к практическому освоению месторождений газа и прокладке трубопроводов. Вероятно, обе эти тенденции сохранятся и в будущем. А какая из них будет превалировать в то или иное время, определит общая расстановка сил в регионе и в мире, в целом, а также спрос на углеводородное сырье на мировых рынках.

Литература / References

Горбунова Н. М., Иванова И. И. Газ в Восточном Средиземноморье как причина новых конфликтов стран региона. Вестник Института востоковедения РАН. 2019. № 2. С. 226–234 [Gorbunova N. M., Ivanova I. I. Natural Gas in the Eastern Mediterranean as a Trigger of New Conflicts Between the Countries of the Region. Vestnik Instituta vostokovedenija RAN. 2019. 2. Pp. 226–234 (in Russian)].

Электронные ресурсы / Electronic sources

Алифирова Е. Левиафан поплыл. На проблемном израильском месторождении началась добыча газа. 17.01.2020. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/dobycha/519531-leviafan-poplyl-na-problemnom-izrailskom-mestorozhdenii-nachalas-dobycha-gaza/ (дата обращения 07.03.2020).

Алифирова Е., Бахтина О. Энергетический хаб на пороге Европы. 17.01.2019. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/195485-energeticheskiy-khab-na-poroge-evropy-strany-vostochnogo-sredizemnomorya-formiruyut-edinyy-gazovyy-r/ (дата обращения 05.10.2019).

Аль-Алайли М. Шахматная доска в Восточном Средиземноморье. Аль-Масри аль-Яум (Almasry Alyoum), Египет. Иносми.ру. 14.05.2019. https://inosmi.ru/politic/20190514/245067946.html (дата обращения 29.03.2020.)

Башкатова А. Турция взялась за углеводородные тайники Кипра. Независимая газета. 04.09.2018. URL: http://www.ng.ru/economics/2018-09-04/1_4_7303_turkey.html (дата обращения 29.03.2020).

Евросоюз одобрил санкции против Турции за геологоразведку на шельфе Кипра. News.ru. 15.07.2019. URL: https://www.newsru.com/world/15Jul2019/turkeycyprsnct.html (дата обращения 05.10.2019).

ЕС готовит санкции против Турции из-за бурения в Исключительной экономической зоне Кипра. News.ru. 04.10.2019. URL: https//www.newsru.com/world/ 04oct2019/7thsector.html (дата обращения 05.10.2019).

Карабьянц А. EastMed превратится в Nabucco. Прайм. 21.03.2019. URL:https://1prime.ru/energy/20190321/829825554.html (дата обращения 29.03.2020).

Ливан выступил против газопровода EastMed. Neftegaz.ru. Бейрут. 13.03.2019. URL: https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/193902-livan-vystupil-protiv-gazoprovoda-eastmed/ (дата обращения 20.04.2020).

Марцинкевич Б. Геоэнергетический пасьянс вокруг Средиземного моря. Геоэнергетика.ру. 04.09.2017. URL: http://www.geoenergetics.ru/2017/09/04/geoenergeticheskij-pasyans-sredizemnogo-morya/ (дата обращения 05.10.2019).

Мустафин Р. Турция направила спецназ на выручку Сараджу. Независимая газета. 17.12.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-12-17/7_7754_libya.html (дата обращения 20.02.2020).

Мухин В. Москва и Анкара никак не поделят Ливию. Независимая газета. 19.12.2019. URL: http://www.ng.ru/kartblansh/2019-12-19/3_7757_kartblansh.html (дата обращения 20.02.2020).

Онтиков А. Израиль поставил точку в газовом споре с Ливаном. Известия. 22.03.2017. URL: https://iz.ru/news/672621 (дата обращения 20.02.2020.).

Пустовойтова Е. Ливан под прицелом США. Шансы Левиафана. Панорама / Геополитика. 21.02.2018. URL: http://voskhodinfo.su/panorama/geopolitika/35998-livan-pod-pricelom-ssha-shansy-leviafana.html (дата обращения 20.02.2020).

Редин П. Кипр, Греция и Израиль анонсировали газопровод. ИА Красная Весна. 23.12.2019. URL: https://rossaprimavera.ru/news/39424ecd (дата обращения 20.02.2020).

Савосин Д. Р. Эрдоган предложил Ливии совместно с Турцией вести геологоразведку в Средиземном море. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/Geological-exploration/512617-r-erdogan-predlozhil-livii-sovmestno-s-turtsiey-vesti-geologorazvedku-v-sredizemnom-more/ (дата обращения 07.03.2020).

Селимова Ф. Турции не хотят отдавать богатства Средиземноморья. Независимая газета. 19.06.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-06-19/7_7601_turk.html (дата обращения 05.10.2019).

Субботин И. Война в Ливии сталкивает лбами Россию и Турцию. Независимая газета. № 272. 11.12.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-12-10/1_7748_libya.html (дата обращения 20.02.2020).

Субботин И. Турция берет кипрский шельф силой. Независимая газета. 08.07.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-07-08/1_6_7617_cyprus.html (дата обращения 05.10.2019).

Субботин И. Эрдоган готов устроить «вторую Сирию». Независимая газета. 16.01.2020. URL: http://www.ng.ru/world/2020-01-16/1_7770_subbotin.html (дата обращения 07.03.2020).

Субботин И. Эрдоган убеждает Россию «сдать» Хафтара. Независимая газета. 23.12.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-12-23/6_7759_subbotin.html (дата обращения 07.03.2020).

Турция заявляет о праве собственности на половину Восточного Средиземноморья. MK-Turkey.ru. 05.12.2019. URL: https://mk-turkey.ru/blog/vesti-ekonomika/2019/12/05/moaa-turciya-zayavlyaet-o-prave-sobstvennosti.html (дата обращения 20.02.2020).

Турция может отстаивать свои интересы в Средиземном море вместе с Ливаном? Вестник Кавказа. 26.11.2019. URL: https://vestikavkaza.ru/analytics/Turtsiya-mozhet-otstaivat-svoi-interesy-v-Sredizemnom-more-vmeste-s-Livanom.html (дата обращения 21.04.2020).

Уорд Э. Геополитика мешает добыче газа в Средиземном море. Ведомости. 12.01.2018. URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2018/01/12/747635-geopolitika-dobiche-gaza-sredizemnom (дата обращения 05.10.2019).

Явуз Б. Эрдоган «застрял» в Сирии. 10.09.2019. MK-Turkey.ru. URL: https://mk-turkey.ru/blog/yavuz-baydar/2019/09/10/mopn-erdogan-zastryal-v-sirii.html (дата обращения 07.03.2020).

Yavuz T., Asgarli A. Турция имеет право на буровые работы в Восточном Средиземноморье. Aa.com. 14.12.2019. URL: https://www.aa.com.tr/ru/турция/турция-имеет-право-на-буровые-работы-в-восточном-средиземноморье-/1673673 (дата обращения 07.03.2020).

Yeni Akit (Турция): природный газ и нефть — это не главное. Вот важнейшее вещество Средиземного моря! Иносми.ру. 13.12.2019. URL: https://inosmi.ru/economic/20191213/246433882.html (дата обращения 29.03.2020).

  1. Наталья Максовна ГОРБУНОВА, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, Москва; nigorbunov@mail.ru

    Natalia M. GORBUNOVA, PhD (History), Senior Research Fellow, Institute of Oriental Studies RAS, Moscow; nigorbunov@mail.ru

    ORCID ID: 0000-0002-3949-0700

    Инесса Ильинична ИВАНОВА, кандидат исторических наук, доцент МГИМО ГУ МИД РФ, Москва; INIV2016@mail.ru

    Inessa I. IVANOVA, PhD (History), Assistant Professor, Moscow State University of Foreign Affairs, Moscow; INIV2016@mail.ru

    ORCID ID: 0000-0002-3696-2290

  2. Турция может отстаивать свои интересы в Средиземном море вместе с Ливаном? Вестник Кавказа. 26.11.2019. URL: https://vestikavkaza.ru/analytics/Turtsiya-mozhet-otstaivat-svoi-interesy-v-Sredizemnom-more-vmeste-s-Livanom.html (дата обращения 21.04.2020).

  3. Субботин И. Турция берет кипрский шельф силой. Независимая газета. 08.07.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-07-08/1_6_7617_cyprus.html (дата обращения 05.10.2019).

  4. Евросоюз одобрил санкции против Турции за геологоразведку на шельфе Кипра. News.ru. 15.07.2019. URL: https://www.newsru.com/world/15Jul2019/turkeycyprsnct.html (дата обращения 05.10.2019).

  5. Субботин И. Турция берет кипрский шельф силой. Независимая газета. 08.07.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-07-08/1_6_7617_cyprus.html (дата обращения 05.10.2019).

  6. Yeni Akit (Турция): природный газ и нефть — это не главное. Вот важнейшее вещество Средиземного моря! Иносми.ру. 13.12.2019. URL: https://inosmi.ru/economic/20191213/246433882.html (дата обращения 29.03.2020).

  7. Евросоюз одобрил санкции против Турции за геологоразведку на шельфе Кипра. News.ru. 15.07.2019. URL: https://www.newsru.com/world/15Jul2019/turkeycyprsnct.html (дата обращения 05.10.2019).

  8. Евросоюз одобрил санкции против Турции за геологоразведку на шельфе Кипра. News.ru. 15.07.2019. URL: https://www.newsru.com/world/15Jul2019/turkeycyprsnct.html (дата обращения 05.10.2019).

  9. Алифирова Е., Бахтина О. Энергетический хаб на пороге Европы. 17.01.2019. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/195485-energeticheskiy-khab-na-poroge-evropy-strany-vostochnogo-sredizemnomorya-formiruyut-edinyy-gazovyy-r/ (дата обращения 05.10.2019).

  10. Аль-Алайли М. Шахматная доска в Восточном Средиземноморье. Аль-Масри аль-Яум (Almasry Alyoum), Египет. Иносми.ру. 14.05.2019. URL: https://inosmi.ru/politic/20190514/245067946.html (дата обращения 29.03.2020).

  11. ЕС готовит санкции против Турции из-за бурения в Исключительной экономической зоне Кипра. News.ru. URL: https//www.newsru.com/world/ 04oct2019/7thsector.html (дата обращения 05.10.2019).

  12. Савосин Д. Р. Эрдоган предложил Ливии совместно с Турцией вести геологоразведку в Средиземном море. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/Geological-exploration/512617-r-erdogan-predlozhil-livii-sovmestno-s-turtsiey-vesti-geologorazvedku-v-sredizemnom-more/ (дата обращения 07.03.2020).

  13. Турция заявляет о праве собственности на половину Восточного Средиземноморья. 05.12.2019. MK-Turkey.ru. URL: https://mk-turkey.ru/blog/vesti-ekonomika/2019/12/05/moaa-turciya-zayavlyaet-o-prave-sobstvennosti.html (дата обращения 20.02.2020).

  14. Башкатова А. Турция взялась за углеводородные тайники Кипра. Независимая газета. 04.09.2018. URL: http://www.ng.ru/economics/2018-09-04/1_4_7303_turkey.html (дата обращения 29.03.2020); Карабьянц А. EastMed превратится в Nabucco. ПРАЙМ. 21.03.2019. URL: https://1prime.ru/energy/20190321/829825554.html (дата обращения 29.03.2020).

  15. Редин П. Кипр, Греция и Израиль анонсировали газопровод. ИА Красная Весна. 23.12.2019. URL: https://rossaprimavera.ru/news/39424ecd (дата обращения 20.02.2020.); Ливан выступил против газопровода EastMed. Бейрут. 13.03.2019. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/193902-livan-vystupil-protiv-gazoprovoda-eastmed/ (дата обращения 20.04.2020).

  16. Пустовойтова Е. Ливан под прицелом США. Шансы Левиафана. Панорама / Геополитика. 21.02.2018. URL: http://voskhodinfo.su/panorama/geopolitika/35998-livan-pod-pricelom-ssha-shansy-leviafana.html (дата обращения 20.02.2020).

  17. Онтиков А. Израиль поставил точку в газовом споре с Ливаном. Известия. 22.03.2017. URL: https://iz.ru/news/672621 (дата обращения 20.02.2020).

  18. Пустовойтова Е. Ливан под прицелом США. Шансы Левиафана. Панорама / Геополитика. 21.02.2018. URL: http://voskhodinfo.su/panorama/geopolitika/35998-livan-pod-pricelom-ssha-shansy-leviafana.html (дата обращения 20.02.2020).

  19. Пустовойтова Е. Ливан под прицелом США. Шансы Левиафана. Панорама / Геополитика. 21.02.2018. URL: http://voskhodinfo.su/panorama/geopolitika/35998-livan-pod-pricelom-ssha-shansy-leviafana.html (дата обращения 20.02.2020).

  20. Алифирова Е., Бахтина О. Энергетический хаб на пороге Европы. 17.01.2019. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/195485-energeticheskiy-khab-na-poroge-evropy-strany-vostochnogo-sredizemnomorya-formiruyut-edinyy-gazovyy-r/ (дата обращения 05.10.2019).

  21. Марцинкевич Б. Геоэнергетический пасьянс вокруг Средиземного моря. Геоэнергетика.ру. 4.09.2017. URL: http://www.geoenergetics.ru/2017/09/04/geoenergeticheskij-pasyans-sredizemnogo-morya/ (дата обращения 05.10.2019).

  22. Уорд Э. Геополитика мешает добыче газа в Средиземном море. Ведомости. 12.01.2018. URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2018/01/12/747635-geopolitika-dobiche-gaza-sredizemnom (дата обращения 05.10.2019).

  23. Цит по: Уорд Э. Геополитика мешает добыче газа в Средиземном море. Ведомости. 12.01.2018. URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2018/01/12/747635-geopolitika-dobiche-gaza-sredizemnom (дата обращения 05.10.2019).

  24. Карабьянц А. EastMed превратится в Nabucco. Прайм. 21.03.2019. URL: https://1prime.ru/energy/20190321/829825554.html (дата обращения 29.03.2020).

  25. Субботин И. Война в Ливии сталкивает лбами Россию и Турцию. Независимая газета. № 272. 11.12.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-12-10/1_7748_libya.html (дата обращения 20.02.2020).

  26. Мустафин Р. Турция направила спецназ на выручку Сараджу. Независимая газета. 17.12.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-12-17/7_7754_libya.html (дата обращения 20.02.2020).

  27. Цит. по: Савосин Д. Р. Эрдоган предложил Ливии совместно с Турцией вести геологоразведку в Средиземном море. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/Geological-exploration/512617-r-erdogan-predlozhil-livii-sovmestno-s-turtsiey-vesti-geologorazvedku-v-sredizemnom-more/ (дата обращения 07.03.2020).

  28. Турция заявляет о праве собственности на половину Восточного Средиземноморья. 05 декабря 2019. MK-Turkey.ru. URL: https://mk-turkey.ru/blog/vesti-ekonomika/2019/12/05/moaa-turciya-zayavlyaet-o-prave-sobstvennosti.html (дата обращения 20.02.2020).

  29. Субботин И. Эрдоган готов устроить «вторую Сирию». Независимая газета. 16.01.2020. URL: http://www.ng.ru/world/2020-01-16/1_7770_subbotin.html (дата обращения 07.03.2020).

  30. Yavuz T., Asgarli A. Турция имеет право на буровые работы в Восточном Средиземноморье. Аa.com. 14.12.2019. URL: https://www.aa.com.tr/ru/турция/турция-имеет-право-на-буровые-работы-в-восточном-средиземноморье-/1673673 (дата обращения 07.03.2020).

  31. Савосин Д. Р. Эрдоган предложил Ливии совместно с Турцией вести геологоразведку в Средиземном море. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/Geological-exploration/512617-r-erdogan-predlozhil-livii-sovmestno-s-turtsiey-vesti-geologorazvedku-v-sredizemnom-more/ (дата обращения 07.03.2020).

  32. Мухин В. Москва и Анкара никак не поделят Ливию. Независимая газета. 19.12.2019. URL: http://www.ng.ru/kartblansh/2019-12-19/3_7757_kartblansh.html (дата обращения 20.02.2020).

  33. Субботин И. Эрдоган убеждает Россию «сдать» Хафтара. Независимая газета. 23.12.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-12-23/6_7759_subbotin.html (дата обращения 07.03.2020).

  34. Субботин И. Война в Ливии сталкивает лбами Россию и Турцию. Независимая газета. № 272. 11.12.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-12-10/1_7748_libya.html (дата обращения 20.02.2020).

  35. Турция может отстаивать свои интересы в Средиземном море вместе с Ливаном? Вестник Кавказа. 26.11.2019. URL: https://vestikavkaza.ru/analytics/Turtsiya-mozhet-otstaivat-svoi-interesy-v-Sredizemnom-more-vmeste-s-Livanom.html (дата обращения 21.04.2020).

  36. Явуз Б. Эрдоган «застрял» в Сирии. MK-Turkey.ru. 10.09.2019. URL: https://mk-turkey.ru/blog/yavuz-baydar/2019/09/10/mopn-erdogan-zastryal-v-sirii.html (дата обращения 07.03.2020).

  37. Селимова Ф. Турции не хотят отдавать богатства Средиземноморья. Независимая газета. 19.06.2019. URL: http://www.ng.ru/world/2019-06-19/7_7601_turk.html (дата обращения 05.10.2019).

  38. Турция может отстаивать свои интересы в Средиземном море вместе с Ливаном? Вестник Кавказа. 26.11.2019. URL: https://vestikavkaza.ru/analytics/Turtsiya-mozhet-otstaivat-svoi-interesy-v-Sredizemnom-more-vmeste-s-Livanom.html (дата обращения 21.04.2020).

  39. Ливан выступил против газопровода EastMed. Neftegaz.ru. Бейрут. 13.03.2019. URL: https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/193902-livan-vystupil-protiv-gazoprovoda-eastmed/ (дата обращения 20.04.2020).

  40. Ливан выступил против газопровода EastMed. Neftegaz.ru. Бейрут. 13.03.2019. URL: https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/193902-livan-vystupil-protiv-gazoprovoda-eastmed/ (дата обращения 20.04.2020).

  41. Алифирова Е. Левиафан поплыл. На проблемном израильском месторождении началась добыча газа. 17.01.2020. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/dobycha/519531-leviafan-poplyl-na-problemnom-izrailskom-mestorozhdenii-nachalas-dobycha-gaza/ (дата обращения 07.03.2020).

  42. Алифирова Е. Левиафан поплыл. На проблемном израильском месторождении началась добыча газа. 17.01.2020. Neftegaz.ru. URL: https://neftegaz.ru/news/dobycha/519531-leviafan-poplyl-na-problemnom-izrailskom-mestorozhdenii-nachalas-dobycha-gaza/ (дата обращения 07.03.2020).